«АГЛАЯ­»

К чему ни обратитесь в нашей литературе – всему начало положено Карамзиным: журналистике, критике, повести-роману, повести исторической, публицизму, изучению истории.
Виссарион Белинский, русский публицист
проект Карамзина, характеризующий его индивидуальность, – альманах «Аглая», издававшийся им в университетской типографии у Ридигера и Клаудия в 1794-1795 годах. Ежегодный сборник «Аглая» являлся не только первым настоящим русским альманахом, но и «моноальманахом», практически единолично созданным Карамзиным.
Аглая
  • — один из первых русских литературных альманахов, издавался в Москве Н. М. Карамзиным; два тома (первый — 1794 год, второй — 1795 год, в 1796 году оба переизданы). Его составляли преимущественно сочинения самого Карамзина (в том числе отрывки из «Писем русского путешественника», «Остров Борнхольм»). Кроме статей издателя, были напечатаны статьи И. И. Дмитриева, М. М. Хераскова и А. Ф. Мерзлякова.
История создания моноальманаха
Альманах «Аглая» издавался Карамзиным в Москве в 1794–1795 гг. – по одной книге в год. О планах издания альманаха Карамзин сообщил еще в последнем выпуске своего «Московского журнала» за 1792 г.: «... может быть, вздумается мне написать какую-нибудь безделку; может быть, приятели мои также что-нибудь напишут − сии отрывки или целые пиесы на- мерен я издавать в маленьких тетрадках, под именем <...> например, Аглаи, одной из любезных граций». Выбранное название перекликается с образами лирики Карамзина и фактами его биографии. Под именем хариты Аглаи он воспевал в стихах свою будущую первую жену Елизавету Ивановну Протасову (Карамзин женился на ней в 1801 г.).
В уведомлении об издании альманаха Карамзин отметил особенности будущего сборника: «"Аглая" заступит место "Московского журнала". Впрочем, она должна отличаться от сего последнего строжайшим выбором пиес и вообще чистейшим, то есть более выработанным слогом; ибо я не принужден буду издавать ее в срок». Карамзин уже обозначил стиль, взыскательный принцип отбора материалов и даже вероятную периодичность будущего издания (не такую регулярную, как у «Московского журнала»). Хотя проект создания альманаха существовал уже в конце 1792 г., первая книжка «Аглаи» увидела свет только в 1794 г., вторая − в 1795 г., еще через год обе части были Карамзиным переизданы. Каждый Тип визуальной помощи имеет плюсы и минусы, которые должны быть оценены, чтобы убедиться, что это будет полезно для общей презентации. Перед тем, как включить визуальные средства в речи, оратор должен понять, что если используется неправильно, визуальный будет не помощь, а отвлечение.
Это периодический сборник, большинство литературных материалов которого принадлежат одному лицу.
Почему в данном случае мы говорим о моноальманахе? Подобный тип издания можно определить как «периодический сборник, большинство литературных материалов которого принадлежат одному лицу – писателю, журналисту или любому талантливому человеку, умеющему обращаться со словом». Говоря об «Аглае» Карамзина, следует также отметить, что в моноальманахе большинство произведений были оригинальными – количество переводов и заимствований из других источников минимально. Также непременным условием для моноальманаха является наличие ярко выраженной авторской позиции – личность создателя альманаха должна придавать сборнику индивидуальный стиль и характер, благодаря которым объединенные под обложкой одной книги литературные материалы обретут цельность и упорядоченность.
Среди опубликованных в «Аглае» повестей, статей и набросков Карамзина немало тех, что впоследствии стали хрестоматийными. Так, в первый выпуск вошли статьи «Что нужно автору?» и «Нечто о науках, искусствах и просвещении», стихотворения «Приношение грациям», «Надгробная надпись Боннету», «Волга», «К соловью», «Эпитафия калифа Адбулрамана», «Весеннее чувство», прозаические зарисовки «Цветок на гроб моего Агатона», «Нежность дружбы в низком состоянии», повесть «Остров Борнгольм».

Во вторую книжку «Аглаи» вошли повесть «Сиерра-Морена», зарисовка «Афинская жизнь», стихотворения «Послание к Дмитриеву», «Песнь божеству», «Молитва о дожде», «Любезной в день ее рождения», «Странность любви, или бессонница», сказки «Дремучий лес» и «Илья Муромец», философские письма «Мелодор к Филалету» и «Филалет к Мелодору». В обеих книгах продолжали публиковаться отрывки из «Писем русского путешественника» – в сборнике за 1794 год вышел отчет о поездке в Лондон, а в 1795 году – в Париж (в нарушение хронологии – Карамзин вначале посетил французскую столицу, а затем британскую).
Авторы журнала «Аглая»
Почти все произведения, вошедшие в две книги «Аглаи», написаны Карамзиным. В конце первой книги за 1794 г. в обращении к читателям издатель отметил: «В ней [в книге «Аглаи». – А.А.] одни русские сочи-нения; переводов нет. На сей раз приятели мои сообщили мне только две пьесы: басню Чиж и Разлуку». Басня «Чиж» принадлежала перу друга Карамзина Ивана Ивановича Дмитриева и вышла за подписью «И.Д.», а стихотворение «Разлука» написал Михаил Матвеевич Херасков (в альманахе под подписью – «М. −въ»). Псевдонимы, использовавшиеся писателями, были традиционными – под такими же подписями произведения Дмитриева и Хераскова выходили и в «Московском журнале» Карамзина за 1791-1792 гг.
Николай Карамзин
Русский поэт
Михаил Херасков
Русский поэт
Иван Дмитриев
Русский поэт
В «Аглае» меняется и позиционирование автора. Если в «Московском журнале» обращения к читателям Карамзин подписывал «От издателя», в «Аглае» те же обращения печатались уже с пометкой «От сочинителя» и, как и многие сноски, име- ли более личный, доверительный характер. Так, в сборнике за 1794 г. «Надгробная надпись Боннету» сопровождена сноской: Надпись «излилась из души моей в самый тот час, как я получил известие о смерти сего незабвенного друга человечества, сего великого философа, сего истинного мудреца, любезного моему сердцу»7. Подобная манера не напоминает диалог с аудиторией, который выстраивал редактор «Московского журнала» − там обращения Карамзина выглядели как шутливая беседа с приятелем, но не откровенный разговор с другом. В «Аглае» автор стремится выработать новый подход, согласно которому дистанция с читателями еще больше сокращается, а писатель доверяет публике всецело свои мысли, чувства − и стихи.
Заключение

Как я уже сказала, Карамзин в альманахе «Аглая» не делал загадки из своей личности, а, наоборот, демонстрировал, что альманах является его единоличным произведением. Подтверждением тому служат, во-первых, заявления писателя, что автором является именно он (в обращениях к читателям и сносках); во-вторых, отсутствие в большинстве случаев подписей (как мы объяснили выше, это также доказывает, что Карамзин не прятался за анонимностью, а просто не видел смысла в одинаковых подписях под каждым стихотворением); в-третьих, выстраивание доверительного диалога с аудиторией, стирание границ между писателем-творцом и писателем в быту; в-четвертых, издатель не делал секрета из душевных изменений, происходивших под воздействием различных внешних обстоятельств. Для нас остается, тем не менее, не совсем ясной цель, с которой Карамзин пользовался псевдонимами из ни о чем не говорящих буквенных сочетаний, и одной из наиболее вероятных версий нам представляется унаследованная от «Московского журнала» игра с читателем.
Автор проекта
Анастасия Кулишкина
студентка группы ФЖ-101
Челябинский государсвтенный университет
тел.: +79225306537
E-mail: kulishkinastasya@gmail.com
Made on
Tilda