Здесь можно было бы снимать кино, но
В каждом городе есть свои «косые переулки», как в поттериане Джоан Роулинг. Кажется, что знаешь городскую топографию наизусть, пока однажды случай не убедит тебя в обратном. Стоит свернуть с проторенного маршрута, и за фасадами свежепостроенных многоэтажек обнаруживается параллельная реальность: сорокаметровая башня заброшенного элеватора, стройка, развернутая на семи холмах, оставшихся от бывшего завода оборонного значения, или дома-призраки социализма.

Любая из этих локаций могла бы стать отличной съемочной площадкой, но каждая из них, кроме славного прошлого, имеет трагическое настоящее и неопределенное будущее. Объекты, утратив утилитарное значение, были оставлены вниманием властей и хозяйственников на произвол времени и маргиналов.
Устоят ли устои: Челябинский Элеватор Государственного Банка
(Челябинск, улица Кирова 130 В1)
Жанр: мистика
Зерновой Элеватор Челябинского Государственного Банка — одна из самых мрачных высоток, окутанная мистическим флером.

По мнению журналистов «Российской газеты», здание элеватора входит в десятку самых страшных зданий в стране. Это единственная в России заброшенная высотка таких размеров, находящаяся в центре мегаполиса.

Одна из городских легенд рассказывает о банкире-управляющем, который, испугавшись скорого прихода большевиков, замуровал свое золото в одну из стен еще строящегося здания и покончил жизнь самоубийством недалеко от этого места. С тех пор суевернонастроенные челябинцы говорят, что его призрак время от времени является непрошенным гостям и отпугивает от спрятанного клада.
Исторически строительство элеватора емкостью 1 млн пудов было обусловлено высоким развитием мукомольного производства и хлеботорговли в Челябинске благодаря наличию сети железных дорог.

Местная биржа являлась первой среди городов Зауралья и Сибири из-за действующего «переломного тарифа»: 8 копеек на пуд зерна.

Челябинская мука отправлялась на запад, а в городе оставались "зерновые" копейки, на которые позднее были построены многие исторические здания.

Депутат Госдумы Жилкин, посетивший в 1909 году город, сказал: «Одурманивающие туманы наживы ползут над городом… с этого начинается всяческая полуварварская некультурная коммерция…». Поэтому регулятором хлеботорговли стал Государственный Банк Российской Империи.

Элеватор исправно выполнял свою функцию вплоть до девяностых годов прошлого века. Затем здание было признано устаревшим, и его полностью забросили.

Постройка, датированная 1916 годом, имеет возраст, превышающий сто лет. После пожара, произошедшего в 2015, власти города обнесли здание забором с колючей проволокой по всему периметру и поставили охрану.
Из разговора с сотрудником охранного предприятия

- Можно здесь поснимать?


- Можно, но с этого места, и не заходя за шлагбаум. Думаете, вы одни здесь ходите, что теперь всем запрещать? Снимайте. Лучше с другой стороны, там где надпись. Правда недавно две цифры обвалились.


- С вывески?


- С какой еще вывески? Это лепнина. А что вы хотите снять-то?


- Сюжет про здание, историю. Оно же на учете как культурное наследие региона с 2014.


- Да кому оно нужно! У кого оно на учете?


- Но были же проекты по реконструкции.


- Вот вы бы вложили в него миллионы, что из него сейчас можно сделать?


- Например, конференц-холл. Что-нибудь связанное с использованием акустики. Музей какой-нибудь.


- А вот вы сказали про историю, а что вы про него знаете? Кто его строил?


- Жуков.


- Да. А когда его сдали в эксплуатацию? А запустили когда? А кто запустил? – стороны диалога начинают раздражаться.


- Если в четырнадцатом (1914 г.) начали строить, в шестнадцатом закончили. Значит, в семнадцатом заработал.


- Нет. В семнадцатом закончили, а в восемнадцатом завезли оборудование, но не подключили. А что в восемнадцатом году было в Челябинске?


- А что было?


- Эх вы. Взялись снимать ерунду, пишете ерунду, а ничего не знаете! Что было на ж/д вокзале двадцать седьмого мая?


- Расскажите — становится очень стыдно, пробую вытащить диктофон, но получаю запрет на запись.


- Чешский бунт произошел (Конфликт чехословаков и военопленных австро-венгров, в результате которого была свергнута советская власть в Челябинске). Чехи захватили город. Они и запустили. Притащили Жукова и запустили. А потом кто их сверг? Блюхер! Да ладно, что сторожа слушать.


- Почему? Очень интересно.


- В девятнадцатом запустили полностью в работу, когда Советы снова к власти пришли. А вы идите, историю читайте, а то пишут они.

Проекты реконструкции исторического здания предлагались не единожды: в 2003 году в нем хотели разместить банк, позднее театр современного искусства.

В 2011 студентка строительно-архитектурного института ЮУрГУ, Верещагина Н.В. в дипломной работе вписала высотку элеватора как офисный центр внутри жилого квартала.

В 2020 году группа московских архитекторов(бюро Ю.Эйдановой) создала эскиз адаптации здания под общественное пространство с коворкинг центром, баром и кинозалом.

В настоящее время эти проекты не находят инвесторов и остаются без реализации.

С АМЗ вопрос особый: Дискриминация по оборонному признаку

( Ярославская 1)
Жанр: драма
Автоматно-Механический завод стал сапожником без сапог: защищая страну, не смог защитить себя.
Ярославское предпрятие треста "Госшвеймашина" в 1931 году было перепрофилировано в "Механический завод №62", а в 1942году эвакуировано в Челябинск и получило название "Челябинский Автоматно-Механический завод". Память о бывшей родине завода была закреплена в почтовом адресе, который дал начало новой улице Ярославская 1. Вокруг оборонного предприятия вырос одноименный жилой поселок.

В 1957 году завод начал выпуск электро-магнитных пускателей, тепловых реле, выключателей, составлявших 14% от общего вала продукции. Остальные 86% занимали детали для различных боеприпасов, например, заряды для реактивной системы залпового огня «Смерч».

фото с сайта газеты "Вечерний Челябинск"
После конверсии, проведенной М. С. Горбачевым в начале девяностых
(перевод оружейных предприятий на выпуск гражданской продукции) начались экономические проблемы. Усугублялось все тем, что АМЗ производил не конечную продукцию, а находился в зависимости от других предприятий, изготовлявших пиротехническую начинку и пусковые орудия.
Иногда заводу перепадали редкие госзаказы профильного назначения, например, гранатомет «Наиб» для Индии.

«Знатоки оборонной истории говорят, что, первоначально в названии (…) стояло “е”: заказы ведь стараются называть именно так, чтобы враг ни о чем не догадался»- шутил главный технолог предприятия И. С. Розен в интервью для книги Бунькова С. И. «Этапы большого пути»
Дела шли все хуже, и в 2009 году завод перешел под контроль группы кредиторов с серьезными долгами, в том числе по зарплате. В 2012 бывший губернатор Челябинского региона Михаил Юревич попробовал реанимировать предприятие путем его продажи, но экономическая некромантия не увенчалась успехом: завод относился к мобилизационному резерву, что ставило крест на возможности перепрофилирования (собственник должен был обеспечивать возможность запуска военной продукции в любой момент).

В 2015 году ФНС зафиксировала полное прекращение деятельности предприятия.

Не секрет, что старую площадку завода демонтировали раньше. На ее территории располагается некий кооператив и супермаркет «Лента». Полной неожиданностью явился факт, что на момент съемки «новой площадки» и заводоуправления объект исчез, а на площадях, принадлежащих заводу развернуто строительство.

Поиск по кадастру не дал ответов о нынешнем собственнике, а прохожие отнекивались. Мужчина на остановке рассказал, что стройка началась в феврале этого года, но сам он заводе никогда не работал. Более подробную информацию удалось получить из разговора с женщиной, ожидавшей троллейбус.

Дома-призраки социализма
Жанр: хоррор
Три улицы в старой части Курчатовского района Челябинска не станут площадками для проведения городской реновации в ближайшее время. Малоэтажки, застройки пятидесятых годов прошлого века: ветхо-аварийные, ограниченно-годные к эксплуатации, частично расселенные и подготовленные к сносу – вызывают неоднозначные эмоции.

Под лозунгом «Экономичность. Скорость возведения. Гигиена», в условиях дефицита жилья и послевоенной ускоренной индустриализации, строились каркасные шлако-засыпные дома на улицах Цинковая, Краснознаменная и Островского.
Жилье и его распределение гарантировало предприятию привязку работника к производству, а самим работникам – социальную стабильность. Недорогие технологии и дешевые материалы были рассчитаны на короткий срок эксплуатации. Но нет ничего более постоянного, чем временное.

Прошло 60 лет, двухэтажки поистрепались, как и идея о всеобщем социальном равенстве. Ветхое жилье перекочевало на баланс муниципалитета. Благодаря близости рабочих поселков к центру города и гостевой трассе (Екатеринбург, Тюмень, Пермь) площадка стала рассматриваться как перспективная.

В 2012 году началось активное расселение и застройка улицы Цинковая, но грянул кризис и заморозил комплексные проекты.
Дом Культуры Челябинского экскаваторо-ремонтного завода по улице Цинковая постигла та же участь. Здание ДК ЧЭРз, в котором размещались детские кружки, проводились занятия по обучению игре на музыкальных инструментах, а в кинозале по выходным крутили фильмы сейчас можно опознать лишь по эмблеме завода на фронтоне крыши. Под ней красуются цифры, рапортующие о годе сдачи объекта в эксплуатацию.

Однако, здание сохранило свою "энергетику"— по оставленному мусору прослеживается присутствие маргинальных взрослых и к нему по-прежнему тянутся дети.
Расселенные дома, расположенные по нечетной стороне улицы Островского: 13, 15, 23 – вызывают ассоциации с компьютерными играми в жанрах хоррор или постапокалипсис.
Челябинск (справа) vs Сайлент Хилл
Подглядывая в разбитые окна: Челябинск vs Half-life (справа)
Челябинск, улица Островского (слева) vs Лиманск из S.T.A.L.K.E.R.
Казалось бы, дело житейское — аварийные здания расселят, расселенные — снесут, а на их месте появятся новые, комфортные территории, но именно те вещи, которые человек не выбирает сам, делают его тем, кто он есть: его город, район, дом, семья.