Армия: обратная сторона медали
Регина Хуснутдинова
ФЖ-201

Во все времена Россия славилась своими Вооруженными силами. В настоящее время на мировой арене армия Российской Федерации является одной из сильнейших в мире. Одна мало кто знает, как готовят офицеров в военных училищах и на военной кафедре, что скрыто от гражданских лиц в параде Победы.
При слове "Армия" большинство людей сразу представляет солдат, но рядовой солдат — это низшее воинской звание в Российской Федерации. Солдатами командуют офицеры, имеющие специальное образование.

Руслан Хуснутдинов – офицер Российской армии. В 2013 году он окончил Омский танковый инженерный институт имени Маршала Советского Союза П.К. Кошевого. Сейчас Руслан служит в Приморском крае. Вот что он рассказывает об обучении в военном училище, офицерских буднях и совмещении службы с семейной жизнью.

Как ты принял решение стать военным? Это было твоей мечтой детства, или настояли родители?
– Я поступал в военное училище, когда мне было 16 лет, конечно, к этому меня подтолкнули родители, но я и сам этого хотел. Я из военной семьи, поэтому другие варианты даже не рассматривались.

Ты готовился к поступлению? Какие предметы сдавал в школе?
– Готовился. Основной упор был на физическую подготовку. Каждый день бегал минимум по 3 километра, подтягивался. Надо сказать, что со спортом у меня никогда не было проблем, так что я просто еще больше тренировал выносливость. Помимо самостоятельных тренировок я также ходил на карате. Что касается учебы, то тут мне тоже повезло, потому что у меня технический склад ума. Алгебра и геометрия мне всегда давались легко, но в 11 классе ходил к репетитору по физике, поскольку были пробелы в знаниях по ней, посещал подготовительные курсы в училище. Эти предметы и сдавал на ЕГЭ, кстати, выпускникам моего года повезло: мы были единственными, кто не сдавал русский язык на экзамене.

Учитывались только баллы ЕГЭ и нормативы по физической культуре?
Нет, в военном училище процесс поступления проходит иначе, чем в гражданских вузах. Мы проходили жесткую медкомиссию, на которой «отсеили» больше ста человек. Также в училище есть так называемая «мандатка», то есть мандатная комиссия, которая принимает решение – кого зачислить в курсанты, а кого нет. Помимо тех предметов, которые мы сдавали в школе, мы писали тесты в училище, беседовали с высшим командным составом. И основная отличительная черта при поступлении в военное училище – это КМБ (курс молодого бойца). КМБ представляет собой месяц проживания на полигоне перед сентябрем. Если говорить просто, то КМБ – школа выживания для будущих офицеров, которую проходят далеко не все. Вот именно тут-то и пригодилась выносливость, которую я тренировал перед поступлением. КМБ – это огромные физические нагрузки, проживание в палаточном городке и привыкание к армейскому распорядку дня.

Фото из открытых источников
То есть сразу после сдачи ЕГЭ ты уехал в Омск?
Нет, я поступал в Челябинское высшее военное автомобильное командно-инженерное училище имени Главного маршала бронетанковых войск П.А. Ротмистрова, но, когда я учился на втором курсе, его расформировали, и нас отправили доучиваться в Омск.

Тяжело было переезжать в другой город?
– Очень. Это стало ещё одним испытанием для нас. Все равно когда мы учились в Челябинске, мы ходили в увольнения домой, когда в увольнения не отпускали, то родители сами приходили, «подкармливали» нас. И вот нам по 18–19 лет, и нас отправляют в совершенно незнакомый нам город одних. Все наши офицеры, которые за два года нам уже стали родными, тоже остаются в Челябинске. Новый город, другое училище, смена офицерского состава – все это мы тяжело переживали. Конечно, позже мы поняли, что это еще большая подготовка нас к военной жизни.

Как вас приняли офицеры в Омске?
–Хорошо, они ведь такие же люди, все понимают, но все равно мы сравнивали их с командным составом училища в Челябинске. Даже сейчас слезы на глазах наворачиваются, когда вспоминаю, как тепло они нас провожали на вокзале: с оркестром, добрыми словами и слезами на глазах.

Что делали в увольнениях?
– Когда мы переехали в Омск, как раз ввели не казарменный режим. То есть мы жили не в казармах, а снимали квартиры. По сути, процесс обучения был практически как в гражданских вузах, только были еще физические нагрузки и строевая подготовка. Мы жили полной жизнью: находили время и силы на отношения, прогулки, походы в кино, клубы. Кутили как могли, потому что понимали, что после окончания училища такого у нас уже не будет.

У тебя были хорошие отношения с сослуживцами?
– Конечно! Как и в любом коллективе, мы все разделились на небольшие компании, в моей было 5 человек, в том числе и я. Мы вместе снимали квартиру, проводили время за пределами училища, помогали друг другу на учебе, часто выручали как могли. Мы стали больше, чем друзьями, мы стали братьями друг другу.

Ты сказал, что вы выручали друг друга. Можешь привести пример таких ситуаций?
– Таких ситуаций было много. Ну, например, когда мы учились на четвертом или пятом курсе, в городе мы столкнулись с не очень хорошей компанией, скажем так. Завязалась сначала словесная потасовка, которая затем перешла в драку. Один из моих друзей во время нее получил травму ноги, сильно хромал. Если бы это увидел кто-то из офицеров, то начались бы разбирательства, узнали бы, что травма была получена за пределами училища, его могли бы отчислить, потому что нам нужно было вести себя достойно и за территорией института. А тут драка, к тому же с последствиями. В общем, все две недели, что он хромал, мы его прикрывали на строевой подготовке, физкультуре.

Продолжаете ли вы общаться с однокурсниками сейчас?
– Да, плюс обучения в военном училище – ты имеешь много друзей и знакомых по всей стране. Не так давно меня отправляли в командировку в Санкт-Петербург, там я повстречался с двумя своими товарищами. Даже если мы не поддерживаем с кем-то общение, мы знаем, что можем друг на друга рассчитывать. Например, если кто-то прилетит в Приморье, он может спокойно со мной связаться, и я не откажу ему в помощи. Конечно, кто-то после того, как попал в войска, сильно изменился, но это ничего не меняет.

Как происходит распределение по городам после получения лейтенантского звания? Попал ли в Приморский край кто-то еще с твоего курса?
Никто до последнего не знает, куда попадет, но все же если есть какие-то предпочтения, то они учитываются. Кто-то у нас женился в Омске и решил остаться там. Я тоже изъявил желание поехать служить на Дальний Восток. Годом ранее так же по распределению туда попал служить мой двоюродный брат, он договорился там со своим начальством, чтобы я тоже попал служить к ним. Так и случилось. С моего курса в Приморье попал еще один парень. Мы с ним и сейчас поддерживаем связь.


Дальний Восток ведь так далеко находится, не жалеешь, что все-таки это место выбрал?
– Нет, абсолютно. Во-первых, здесь идет год службы за полтора, то есть я раньше выйду на пенсию, чем многие мои однокурсники, заработная плата тут также выше. Во-вторых, там прекрасная природа: чистый воздух, море. Рядом граница с Китаем, поэтому много товара оттуда по доступной цене, который в том же Челябинске стоит в 2 раза дороже. В Приморском крае много военных частей, поэтому есть возможность переводиться в другие части. Я, например, сменил уже три части. Сначала я попал командовать в роту химической защиты, потом меня перевели на другую должность в другую часть, прослужил там около года, и мне предложили более высокую должность в одном из поселков, расположенном рядом с Уссурийском.

Какую должность ты занимаешь сейчас?
Сейчас я являюсь командиром роты материального оснащения. Под моим руководством находятся солдаты, контрактники, также я отвечаю за технику. На крещенских морозах мы с моими солдатами выезжаем в ближайшие к нам поселки и устанавливаем палатки, в которым могли бы греться купающиеся. У нас есть перевозная баня, если в каком-то поселке проблемы с водой, то люди могут искупаться в ней. Также мы отвечаем за полевую кухню на всех крупных мероприятиях. В общем, рота материального обеспечения работает для людей.

Ты упомянул про контрактников, много ли их в твоей роте? Это те, кто только отслужил в армии и решил остаться служить дальше?
– Довольно много. Нет, контрактник – это не обязательно только демобилизовавшийся солдат. В последние года приходит много взрослых людей, приехавших из других городов. Не смогли найти работу на гражданке, а семью кормить надо, вот и заключают контракт с вооруженными силами.

Есть даже контрактники, которые старше тебя по возрасту? Не сложно ими командовать?
– Да, больше половины таких. Для меня все солдаты и контрактники равны. Я старше их по званию, они понимают, что обязаны мне подчиняться. Так что в этом нет никаких проблем.

Ты можешь назвать свою службу больше нервной или все же спокойной?
– Покой мне только снится, к сожалению. Постоянно какие-то проблемы с чем-то или кем-то возникают. Регулярно проводятся различные проверки, поэтому надо самому за всем следить, чтобы не было никаких проблем в дальнейшем. Да и солдаты нынче совсем неподготовленные, за которыми нужен постоянный контроль.

Что не так с солдатами?
– Дети, и этим всё сказано. Например, недавно, когда я был с женой в отпуске в Челябинске, мне звонит мой солдат и сообщает, что его положили в санчасть, а он не взял с собой средства личной гигиены, а позвонить ему больше некому. Пришлось мне, находясь на другом конце страны, звонить его сослуживцам, чтобы ему принесли личные вещи.

Жена не ревнует тебя к работе?
– Нет, она знала, за кого выходила замуж. Мы познакомились уже после того, как я получил лейтенантские погоны. Почти два года мы жили в разных городах. Она в Челябинске, а я на Дальнем Востоке. Проводили вместе два, если повезет, три раза в год по две недели. После окончания университета я перевез ее к себе в Приморье, и вот уже четыре года мы живем здесь вместе.

Родители жены были не против того, что ты ее забрал с собой так далеко?
Изначально, когда я перевез ее, мы не были в браке. Родители все понимали, поэтому не были против. Через полгода я сделал ей предложение, через год мы вернулись в Челябинск, чтобы сыграть свадьбу. Вот здесь-то родители окончательно выдохнули и смирились. Недавно у нас родилась чудная дочка, родители сами к нам прилетали.

Не мешает ли служба семейно жизни?
– Если честно, то мешает, даже очень. В 2017 году я ни дня не был в отпуске, соответственно мы с женой после свадьбы больше года не были в Челябинске и не виделись с родственниками. Выходных почти не бывает, в месяц, если повезет, дней 5 буду отдыхать. Каждый день ухожу из дома в шесть утра, а прихожу после десяти вечера. Мне очень повезло с женой. Не каждая вытерпит мужа с таким режимом работы. Плюс ко всему, во многих населенных пунктах Приморья часто нет никакой воды, поэтому приходится менять места жительства. С рождением ребенка я все же стараюсь чаще бывать дома, чтобы помочь жене и видеть, как растет дочь.

Не жалеешь ли ты, что выбрал такой жизненный путь? Хотелось ли тебе когда-нибудь все бросить?
Не жалею, но хотелось, конечно. Даже сейчас иногда посещают голову такие мысли, но понимаю, что не надо бросать все на полпути. Жизнь военного человека – сплошная школа выживания. Надо быть сильным и морально, и физически, чтобы ее пережить. Сейчас я получаю второе высшее образование, а дальше время покажет, что будет дальше, и куда жизнь занесет меня и мою семью.


Офицеров готовят не только в военных училищах, но и на военных кафедрах высших учебных заведений. В Челябинске также есть возможность такого обучения. Ниже представлен репортаж, записанный на факультете военного обучения ЮУрГУ.
Пожалуй, одним из самых ответственных дней в жизни любого военного человека является день, когда он стоит в строю на площади 9 мая. Зрители парада видят чётко отрепетированные действия участников, но что на самом деле скрывается за этим ежегодных масштабным мероприятием, вы узнаете из нашего телевизионного сюжета.
фото: из личного архива Руслана Хуснутдинова и открытых источников.
Made on
Tilda