ВИДЕОАРТ

Как одно из направлений медиаискусства
Творчество арт-группы «Синие носы» и другие
Само понятие «видеоарт» является достаточно «скользким» для попытки самостоятельно дать чёткое определение данному медийному направлению. И не мудрено, многие попросту относят видеоарт к экспериментальному кинематографу, некоему «артхаусу», или же просто к непонятному бессюжетному видеопродукту. Но это серьёзное заблуждение. Это не клип, не кино, не реклама, а уж тем более не коммерческий продукт.



Так что есть вообще «видеоарт»?
Видеоарт – это, прежде всего, искусство. Это отказ художников от привязанности к единому формату, стилю, форме. Это всегда эксперимент. Художник ведёт постоянный диалог со своим зрителем и действие превращается в своего рода перфоманс. Видеохудожники позволяют себе заходить на «чужие территории», заимствуя язык телевидения, кино, живописи, скульптуры. Всё это призвано для того, чтобы «встряхнуть» зрителя, заставить его перестать бездумно поглощать движущиеся образы.
В середине 60-х годов XX века с появлением видеоарта понятие искусства становится немного демократичнее. Если до этого работы художников были лишь предметом для восхищения и наслаждения с почтительного расстояния, то отныне был убран пьедестал из под их ног. С наступлением видеоарта задумка и смысл автора более не представлялась перед зрителем в готовом виде, впредь они возникают в совместном сотрудничестве друг с другом.
Искусство – это процесс, а в процессе участвуют люди, которые смотрят на искусство. Главными темами чаще становились остросоциальные проблемы.

«Искусство – продукт, который нужно продавать» – понятие, идущее вразрез с главными принципами видеоарта. Для художников главным был диалог с публикой, возможность представить искусство как мир, в котором мы живём, таким же неровным, как и сама жизнь.
Нам Джун Пайк
Отцом-основателем видеоарта считают Нам Джун Пайка, корейского художника. Он первым начал экспериментировать с трансформацией видеоизображения, стремясь отойти от устоявшийся буквальной репрезентации объектов к выражению их художественного видения. Основными темами его работ стали время и память, природа музыки и искусства.
Так, например, в одной из своих работ «Moon is the oldest TV», 1965г., – Нам Джун Пайк выстраивает линию из 12 телевизоров, каждый из них показывает одну из фаз луны, символизируя собой вечный порядок вещей, смотреть на телевизор – то же, что смотреть на огонь или луну.
В 1973 году Пайк создаёт «Global Groove», совместно с Джоном Годфри. Выступление открылось словами: «видео пейзаж завтрашнего дня, когда вы сможете переключиться на любую станцию Земли и тв программы будут толстыми как телефонная книга Манхэттена». Далее на экране появлялась нарезка со сценами рок-н-ролла с будто раздваивающимся изображением. Картинка была модифицирована при помощи наложения образов, создающих ощущение смешения времени и пространства.
В России же видеоарт получил развитие лишь в 80-х годах XX века. В 1985 году Андрей Монастырский, художник-концептуалист, свой первый перфоманс для видеокамеры заснял у себя дома. «Разговор с лампой» – пример яркого московского концептуализма, когда искусство и творчество СССР находились под контролем.

И уже только в 1990-х годах художникам выпала возможность открыто заявить о себе, открывались двери первого современного искусства.

«Сииние носы» — одни из самых ярких представителей российского видеоарта. Это арт-группа, образованная в 1999 году, разработавшая проект «народнического современного искусства», и являлась достаточно демократичной по форме и содержанию. Адресованного, как говорят сами художники, «пионерам и пенсионерам» и сделанного прямо «на коленке». Группа создаёт свои произведения в жанрах видеоарта и перформанса.
«Когда мы работаем, мы стараемся быть не художниками, а простыми людьми, которые смотрят ТВ, читают газеты, гуляют по улице, воспитывают детей. Просто в попытке переварить образовавшуюся в голове информационную кашу мы идём дальше. И не чего по сути конфликтного мы не делаем – это своеобразное признание в любви к тому, что нас окружает. Ни какой желчи мы вылить на массы не хотим – мы ж люди добрые …»
Синие носы

Название «Синие носы» само по себе «прилипло» к арт-группе. Четверо новосибирских художников — Дмитрий Булныгин, Максим Зонов, Вячеслав Мизин и Константин Скотников вместе с фотографом Евгением Ивановым сняли серию видеоскетчей, которые позже стали широко известны под названием «Синие носы представляют 11 перформансов в бункере». Чтобы подчеркнуть стилистику телеклоунады, художники прилепили себе на носы синие пробки от бутылей с питьевой водой.
«Синие носы» – одна из самых продуктивных художественных арт-групп, нашедшая зрителя как в России, так и почти во всём мире. Любите вы их или ненавидите, в любом случае это творчество не оставит Вас равнодушным.
Одним из главных жанров, которого придерживаются «Синие носы», является юмористический скетч, где сами художники находятся перед видеокамерой. Арт-группа всегда находит баланс между «бытовым» и «артистичным», показывая всё это через призму полулюбительской деятельности.
«Синие носы» рассказывают о премьере фильма «Смерть в Венеции» :
«В 2003 году Кулик (Олег Кулик, перформансист и художник) позвал нас участвовать в выставке на биеннале в Венеции. Тема была «Абсолют Эдипос»: царь Эдип, как известно, убил своего отца. От каждой страны нужен был мэтр и более молодые художники, которые придут на смену. Мы за один день сняли фильм-перформанс с участием Кулика. По сюжету мы его предаем и делаем нищим. Это фильм из титров с гэгами, изначально на английском языке. И только в карантин мы наконец смогли заменить английские титры на русские».

«Смерть в Венеции» полна разнообразных интересных стилистических решений. Одно из них – замена актёров (самих художников) да и вообще вех вещей картонными заготовками. Как всегда видеоряд дополняют музыка и наложенные звуковые эффекты будто из юмористического телевизионного ток-шоу или скетча.

Что такое видеоарт сегодня?

Видеоарт невозможно определить по какому-либо одному техническому, стилистическому или содержательному признаку. Скорее, можно говорить об общей направленности работ видеохудожников, сколь бы разнородными они ни были, и она совпадает с базовой интенцией современного искусства в целом: переосмысливать текущее положение вещей в мире, ставить под вопрос мифы и конвенции, расширять границы эстетики, говорить со зрителем на языке свободы.